Дети и соли тяжелых металлов: риск отравления

Соли тяжелых металлов в организме

Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

  • (бесплатный номер по вопросам подписки)
    пн-пт с 10 до 18
  • Издательство «Медиа Сфера»
    а/я 54, Москва, Россия, 127238
  • info@mediasphera.ru
  • вКонтакте
  • Telegram
  • Издательство
  • «Медиа Сфера»

Результаты поиска: 0

ФГБУ «Российский центр судебно-медицинской экспертизы» Минздрава России, Москва

ФГБУ «Российский центр судебно-медицинской экспертизы», Москва, Россия

ФГБОУ ВПО «Чувашский университет им. И.Н. Ульянова» Минздравсоцразвития Чувашской Республики, Чебоксары

ФГБУ «Российский центр судебно-медицинской экспертизы» Минздрава России, Москва

Волосы как объект исследования при отравлениях солями тяжелых металлов

Подробнее об авторах
Скачать PDF
Связаться с автором
Оглавление

Павлова А.З., Богомолов Д.В., Ларев З.В., Аманмурадов А.Х. Волосы как объект исследования при отравлениях солями тяжелых металлов. Судебно-медицинская экспертиза. 2012;55(6):25‑29.
Pavlova AZ, Bogomolov DV, Larev ZV, Amanmuradov AKh. Hair as a study object in case of poisoning with heavy metal salts. Sudebno-Meditsinskaya Ekspertisa. 2012;55(6):25‑29. (In Russ.)

Читать метаданные

Представлены результаты морфологического исследования волос детей с подозрением на отравление таллием. Проведен сравнительный анализ отрицательных результатов исследования — изоэлектрофокусирования, спектроскопии, растровой электронной микроскопии — с имеющимися в литературе данными. Проведены собственные исследования методом сравнительного изучения микроструктуры волос на протяжении и на поперечном сечении. Характерных для таллия черно-багровых образований в луковице и прикорневом отделе стержня не обнаружено. Версия отравления таллием, основанная на наличии пигмента «черного цвета», «колбообразного вздутия», «веретенообразной луковицы», является несостоятельной, так как это — элементы нормальных волос. Для суждения об отравлении веществами следового характера необходимо применение более чувствительных методов в сочетании с морфологическими исследованиями волос.

ФГБУ «Российский центр судебно-медицинской экспертизы» Минздрава России, Москва

ФГБУ «Российский центр судебно-медицинской экспертизы», Москва, Россия

ФГБОУ ВПО «Чувашский университет им. И.Н. Ульянова» Минздравсоцразвития Чувашской Республики, Чебоксары

ФГБУ «Российский центр судебно-медицинской экспертизы» Минздрава России, Москва

Рекомендуем статьи по данной теме:

Волосы — одна из информативных тканевых структур человека. Вещества, единожды включившись в обменный процесс, не вступают в обратную связь с организмом, откладываются в них, оставляя как бы «архив» для ретроспективного анализа жизнедеятельности организма в интересующий исследователя промежуток времени. Сыворотка, слюна, моча не обладают этим свойством и вещества проходят в них как бы «транзитом».

Луковица волоса является второй (после костного мозга) по метаболической активности [1, 2]. Лекарственные препараты и наркотические вещества не подвергаются метаболизму в тканевой структуре волоса. Этим объясняется широкое изучение волос с целью контроля окружающей среды и установления антропологами неблагоприятного воздействия ее на человеческий организм как показателя минерального обмена в различных этнотерриториальных группах, при отравлениях [2, 3]. Токсикологи, наркологи и судебные медики используют их для обнаружения отравляющего вещества в организме [4]. Так, тандемной масс-спектрометрией в них выявлен кокаин, количественное содержание которого в волосах периферического отдела составило 0,77±0,03 нг/мг, прикорневого — 1,07±0,09 нг/мг при n=3. Также было установлено употребление опиатов спустя продолжительное время после окончания приема [5, 6].

В среднем скорость роста волос составляет 0,27—0,35 мм/сут [7]. По данным других авторов [6], скорость роста волос на голове человека составляет 1,3±0,2 см/мес.

Для криминалистов и судебных медиков волосы являются объектом для идентификации личности, определения расовой принадлежности, установления причин отравления, заболевания и др. [8—10]. В луковицах волос человека методом электрофоретического разделения были обнаружены генетически обусловленные ферменты: глиоксолаза, эстереза Д, глюкозо-6-фосфатдегидрогеназа и др. [8, 11]. Сравнительное морфологическое исследование позволяет решить вопрос о возможности происхождения волос от определенного лица. Изучение пространственной конфигурации и взаимоотношения структурных элементов стержня и корня волоса позволяет сделать выводы о механизме их отделения (вырванный, отживший, выпавший и др.). Эти параметры зависят от динамики (фазы) роста: анаген (активная), катаген (промежуточная), телоген (мертвая).

Общеизвестно, что корень волоса в фазе анагена имеет вытянутую форму, окружен клетками наружного (НКВ) и внутреннего (ВКВ) корневого влагалища. В нижней части находится волосяной сосочек, через который происходит взаимосвязь волоса и организма, питание и рост.

В стержне независимо от цвета волоса содержится меланин черного цвета. При насильственном отделении такого волоса корень приобретает форму крючка, влагалищные оболочки его «сочные», богаты клеточными элементами, завернуты кверху и окружают луковицу беспорядочно, придавая корню различную форму. В этой фазе луковица волоса, находясь во взаимосвязи с организмом, отражает состояние обменного процесса и в нем можно обнаружить инородные включения, например соли тяжелых металлов (мышьяк, таллий и др.), психоактивные вещества, поступившие через сосочек. Инородные вещества включаются в состав волоса и через его стержень. Однако волос защищен от воздействия внешней среды кутикулой, имеющей несколько слоев защиты (рис. 1). Известно, что в середину волоса жидкий объект (вода) доходит только через 1,5—2 нед нахождения в водной среде, на чем основано определение давности утопления по скорости проникновения жидкости в толщу волоса [12].

Фаза анагена по мере старения и роста волоса постепенно переходит в фазу катагена. В этой фазе корень приобретает цилиндрическую форму, во влагалищных оболочках, окружающих луковицу, мало клеточных элементов. Он отделяется от сосочка волоса, уступая место новому волосу. Затем волос отмирает, переходя в фазу телогена, в которой оболочки уже отсутствуют и стержень волоса полностью отделен от сосочка и выпадает. Последние две фазы носят название стадии покоя. Считается, что в этих фазах волос нежизнеспособный и не отражает состояние организма на момент исследования, хотя информация о поступивших в организм в прошлом патогенных и других веществах остается, например, при отравлении солями тяжелых металлов, в частности таллием. Несмотря на такую высокую информативность, волосы в клинической практике как объект исследования для суждения о состоянии организма и последующего лечения применяются редко. В последнее время обнаружены заболевания под общим названием «микроэлементозы», в диагностике которых особая роль отводится исследованию волос [10].

В практике судебно-медицинских экспертов нередки случаи отравления таллием промышленного, бытового, криминального и суицидального характера [13—15]. Так, в Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения Москвы в период с 1998 по 2006 г. было проведено 49 исследований, в которых наличие таллия было подтверждено соответствующими методами [13]. По данным авторов, максимальное содержание таллия в моче составило 500 мг/л, а в некоторых случаях — в 1000 раз больше. Самые тяжелые формы отравления наблюдались при концентрации 400—1500 мкг/л.

Читать статью  С чем связано и чем опасно загрязнение почвы тяжелыми металлами

Из литературы [16] известно, таллий является высокотоксичным химическим элементом. Токсичность таллия обусловлена тем, что происходит нарушение ионного баланса натрия и калия вследствие способности его замещать эти элементы в ферментах. Активность проникновения его через клеточную мембрану в 100 раз превышает таковую у калия. Волосы являются объектом для ранней диагностики отравления (4—5 сут): возникают морфологические изменения волосяных фолликулов в виде пигментных отложений (утолщения Винди); выпадают волосы на 10—13-й день после отравления из-за нарушения синтеза кератина. Среднее содержание таллия в крови доходит до 0,0005 мг/л, в волосах — до 0,02 мг/л, в ногтях — до 1,6 мг/л. В норме концентрация таллия в моче составляет 0,13—1,69 нг/мл. Концентрация его в слюне в 10 раз выше, чем в моче, при этом в 2 раза превышает период полувыведения с мочой. На концентрацию таллия могут влиять окраска волос и их цвет, что зависит от содержания меланина [4, 16]. Отравление таллием трудно диагностируется, особенно в тех случаях, когда оно происходит небольшими дозами, что связано с полиморфизмом клинической симптоматики. Симптоматика этого периода стертая: наблюдается повышенная возбудимость, потеря аппетита, депрессия, через 12—24 ч регистрируются расстройства желудочно-кишечного тракта. Через 10—15 дней возникают поражения нервной системы, психические расстройства, нарушения моторно-мышечной функции, поражение зрительного нерва с последующей его атрофией. Если при остром отравлении симптоматика развивается в период 7—10 дней, то при хроническом характеризуется длительным латентным течением [4, 16].

В нашей практике встретились клинические случаи без летального исхода, когда у пациентов были обнаружены симптомы и синдромы, сходные с таковыми при отравлении таллием. Так, в 1986 г. в Черновицах (Украина) были зарегистрированы заболевания детей дошкольного возраста с неясной этиологией. Они сопровождались тотальной и очаговой аллопецией, изменениями в нервном и иммунологическом статусе, желудочно-кишечном тракте и др. Одновременно в городе было отмечено исчезновение птиц (воробьев), грызунов, т.е. живности, обитающей близко к земле. Клиницисты, наблюдавшие этих детей, провели подробное токсикологическое исследование. Ими было отмечено, что такая симптоматика могла быть вызвана воздействием на организм химических элементов с переменной валентностью: таллия, индия, гафния, бора, стронция, а также химических веществ (гидразин, бор и фторсодержащие пестициды и др.). Были проведены клинико-биохимические, иммунологические исследования, изучение рецепторного и иммунологического «портрета»; действие белково-витаминного комплекса (БВК) в качестве агента; проведена оценка активности систем комплемента и уровня медиаторов. В ведущих лабораториях Советского Союза в то время применялись изоэлектрофокусирование, спектральные, хроматографические, морфологические и другие методы. Судебно-медицинские эксперты-биологи, знающие структуру волос не только человека, но и животных, не были привлечены к исследованию волос этих детей.

Газохроматографическим методом было установлено, что состав летучих органических соединений в биоматериале больных детей (ногти, кожа, волосы) не отличался от такового в контроле. Однако у 6 детей в слюне была установлена повышенная концентрация вещества с переменной валентностью. Результаты исследования крови свидетельствовали о том, что имело место пролонгированное действие токсического агента неясной природы. Изучение рецепторного «портрета» также показало отсутствие повреждения. Была отвергнута вирусная этиология и поражение БВК. Уровень нейромедиаторов норадреналина, дофамина, серотонина в основном соответствовал возрастной норме, что могло свидетельствовать о кратковременном нарушении их уровня и восстановлении их функции к моменту исследования. Эти данные позволили предположить, что, по всей вероятности, были поражены клетки эпителия и фибробластов легких, эпителий желудочно-кишечного тракта, клетки эритроидного ростка костного мозга, наиболее чувствительные пролиферирующие клетки эритроидного ряда, волосяного сосочка. Поэтому была проверена версия отравления таллием. Однако проведенными исследованиями данных, четко характеризующих наличие включений таллия, не обнаружено.

На Всесоюзной научно-практической конференции, посвященной медико-экологическим проблемам охраны здоровья матери и ребенка (1989), были предложены разные теории возможного отравления детей, в том числе и таллиевой природы.

Цель настоящего исследования — обнаружение морфологических признаков, свидетельствующих об отравлении детей таллием в Черновцах (1986) на основе морфологического изучения пространственной конфигурации, а также структуры корня и стержня волос.

Материал и методы

Нам было предложено изучить микроструктуру волос 7 детей из Черновиц с подозрением на отравление таллием. Кроме того, Минздравом СССР были представлены отчеты морфологического исследования, проведенного у 45 детей, 25 матерей, одной кошки из очага поражения в виде микрофотографий. Всего 122 фотографии 71 образца. Исследования были проведены в научной академической группе акад. РАМН В.А. Таболина при кафедре детских болезней II ММИ. В качестве контроля изучались волосы здоровых детей, а также волосы матерей больных детей. Волосы исследовались на микроскопе (Оптон) при увеличении 200, 600, 1000.

Результаты и обсуждение

Представленные волосы длиной от 3 до 5 см светло- и темно-коричневого цвета имели типичную морфологическую структуру. Сердцевина в виде прерывистого и непрерывного тяжа, с четкими контурами, клетки мелкие. В некоторых волосах имелось колбообразное утолщение. Три волоса из представленных были без корня и судить об уровне их отделения не представилось возможным, но каких-либо патологических включений в них обнаружено не было. Три волоса имели луковицу в виде крючка, заполненного пигментом черного цвета, напоминавшим включения таллия. Влагалищные оболочки в двух из них были завернуты книзу, т.е. волосы были жизнеспособные и отделены с приложением усилия, но не выпали — фаза анагена. При большом увеличении в этих включениях просматривались зерна пигмента (меланин), но типичного багрово-черного оттенка не наблюдалось. Луковица одного волоса была в виде колбы, влагалищные оболочки окружали ее в нижнем отделе, пигмент в незначительном количестве располагался в нижней части луковицы, это свидетельствовало о том, что волос мертый — фаза телогена.

Известно, что для отравления таллием характерны включения в корне и прикорневом отделе стержня волос — таллиевые пятна черно-багрового цвета, которые по мере роста волоса продвигаются вверх по стержню. Пятна образуются в тех волосах, которые в момент воздействия повреждающего фактора являются жизнеспособными, т.е. находятся в фазе анагена [17]. Корень таких волос после выпадения имеет веретенообразную форму или вид крючка без влагалищных оболочек или с их остатками (рис. 2). Они отличаются от отделенных насильственным путем (выдернутых) (рис. 3) и от отживших по конфигурации и расположению пигмента. В одном волосе влагалищные оболочки имели неестественный синеватый оттенок, не характерный для таллия (рис. 4). Учитывая длину (3—5 см) и среднюю скорость роста волос 0,27—0,35 мм в сутки [7], можно считать, что любое чужеродное включение в стержне корневого отдела волос должно было бы образоваться не менее чем через 3 мес от начала воздействия повреждающего фактора. При сравнительном исследовании представленных волос с нормальными характерных включений черно-багрового цвета нами не обнаружено. Выявленные включения черного цвета без багрового оттенка были сходны с меланином волос, придающим цветовую гамму волосу.

Читать статью  Проверенные способы выведения тяжелых металлов

Исследователи, изучившие 122 микрофотографии, выявили у 27 детей «патологически измененный волос», что было отражено на фотоснимках. Эта патология выражалась, по их мнению, в наличии «пигмента черного цвета», «веретенообразной луковицы», «колбообразных вздутий» на протяжении стержня [18]. В фазе активного роста (анагене) находились 59 волос, в фазе отживающих (катагене) — 23, отживших (фаза телогена) — 21, не имели луковицу — 19. Изучение представленных фотографий с «патологией» позволило исключить патологические изменения в 13 образцах из 27, так как волосы находились в стадии покоя. О нежизнеспособности этих волос свидетельствовала колбообразная луковица с бахромчатыми краями без влагалищных оболочек или окруженная ими в виде венчика (фаза телогена). В процессы метаболизма такие волосы не вступают, а потому не отражают состояние организма на момент исследования. «Таллиевые пятна» в них могли бы возникнуть не менее чем за 3 мес до начала исследования, но имеющиеся включения в них по характеру были сходны со скоплениями пигмента (меланина). В оставшихся 14 образцах были обнаружены нарушения пространственной конфигурации корня в виде отсутствия влагалищных оболочек, веретенообразной луковицы (длина их превышала ширину в 4—6 раз) с ровными, без бахромчатости, краями. Все это свидетельствовало о выпадении волос в стадии анагена без приложения внешнего усилия, что не бывает в норме. По всей вероятности, повреждающий фактор оказал воздействие на клетки ВКВ, а также кутикулу, и волос как бы вылущился из своего ложа. В этих волосах фактором, способствующим выпадению волос, мог бы быть и таллий, но пигмент не имел характерного багрового оттенка. Такую пространственную конфигурацию «в натуре» можно увидеть на раневой поверхности волосистой части головы, когда волос отделяется не путем выдергивания, а находится в своем ложе и как бы свисает в раневой канал, но при этом сохраняются влагалищные оболочки, что не наблюдается при отравлении таллием.

Волосы, находящиеся в стадии покоя, с учетом скорости их роста могли бы содержать патологические включения при поступлении повреждающего агента до 3 мес от начала выпадения волос. Включения в этом случае должны были бы обнаруживаться в самой луковице и прикорневой зоне стержня волоса. Если бы повреждающий агент (таллий) поступал более длительное время, то включения должны были бы располагаться и в прикорневом отделе стержня волоса на протяжении 4—5 мм. Описание более высокого расположения таллиевых пятен в жизнеспособных волосах нам не встретилось. По всей вероятности, длительное поступление таллия даже в незначительных дозах вызывает нарушение трофики луковицы волоса, и он выпадает. По данным некоторых авторов [19, 20], клетки НКВ не происходят из камбия луковицы, но они способны митотически делиться и мигрировать. Благодаря этой миграции образуется сопровождающий слой НКВ. Время от момента включения метки ЗН-тимидина (в нашем случае таллий) до вхождения в клетки ороговевающего слоя над луковицей составляет 24 ч, а в нижней части луковицы она обнаруживается через 4 ч [20]. Все это дает основание считать, что повреждающий фактор оказал воздействие на десмосомы ВКВ в месте его соединения с НКВ. Об этом свидетельствует и то, что на поверхности веретенообразных луковиц, в которых обнаружены признаки патологии, наблюдались поверхностные слабозаметные наложения ВКВ. В то же время имеются данные о том, что связь между кутикулой волоса и кутикулой ВКВ чисто механическая и осуществляется за счет разнонаправленности в расположении клеток и что именно здесь происходит отделение волоса при приложении усилия [21].

Исходя из приведенных данных, а также данных других исследователей о том, что таллий вступает в соединение с меланином волос и трансформируется в другое соединение [17], можно предположить, что такая трансформация происходит при поступлении в организм малых доз таллия. При массивном поступлении таллия в организм меланин волоса не успевает «осваивать» его, и таллий откладывается в виде черно-багровых пятен в луковице и в прикорневом отделе волоса в зависимости от дозы и давности поступления. В то же время не исключается версия, что таллий в каких-то дозах, соединяясь с меланином волос, превращается в другое соединение и морфологически не определяется.

Описанные исследователями включения в виде «пигмента черного цвета», «колбообразных вздутий» не свидетельствуют об отравлении таллием. Наличие пигмента черного цвета характерно для естественного состояния волоса, а колбообразные вздутия могут образоваться вследствие волнистости волос или же при повреждении волоса. Результаты растровой электронной микроскопии [18] не могли нести полезную информацию, так как соединения тяжелых металлов не лежат на поверхности волоса и не обнаруживаются в среднем и периферическом отделах волос. Некоторыми авторами [22] описано избирательное отношение организма к малым дозам микроэлементов, под влиянием которых увеличивается интенсивность биоэнергетических процессов, повышается защитное свойство организма. Это — результат сопротивления организма, когда такие дозы не проникали к органам и тканям (эффект БАД). Можно предположить, что при определенных дозах негативный эффект таллия снижается или даже отсутствует. Но при дальнейшем наращивании дозы сопротивление организма «ломается» и микроэлементы выступают как раздражители, оказывая токсическое воздействие, и обнаруживаются в структуре волос. Поэтому одной из причин необнаружения таллия спектральными методами могла быть невысокая доза.

Выводы

1. Наличие в волосах «пигмента черного цвета», «колбообразных вздутий» не может быть доказательством отравления таллием, так как такие образования отражают естественное состояние нормального волоса.

2. Наиболее уязвимым местом воздействия на волосы любого повреждающего агента, поступающего через волосяной сосочек, являются десмосомы между ВКВ и НКВ, в результате чего волос как бы вылущивается из своего ложа.

3. При отравлении таллием трансформация его в виде «таллиевых пятен» в волосах зависит от дозы, поэтому чувствительность спектральных анализов могла быть ниже, чем содержание повреждающего агента, и спектральные исследования были неинформативны. Для суждения об отравлении веществами следового характера необходимо применение более чувствительных химических, спектральных и других методов в сочетании с морфологическими исследованиями волос.

Читать статью  Предельно допустимая концентрация тяжелых металлов в почве

4. Растровая электронная микроскопия поверхности волос и изучение структуры стержня волос среднего и периферического отделов не дают информации об отравлении каким-либо металлом, в том числе и таллием.

5. К исследованию морфологической структуры волос с целью установления причин отравления таллием должны привлекаться специалисты, знающие микроструктуру волос человека и животных, в частности судебно-медицинские эксперты по исследованию вещественных доказательств.

6. Одной из причин необнаружения таллия могло быть и неправильное изъятие волос, так как наблюдается его неравномерное распределение в структуре волос в зависимости от области головы.

7. Причиной отравления детей в Черновицах, по всей вероятности, является не таллий, а другое вещество или соединения, в состав которых входят элементы с переменной валентностью, обладающее тропностью к структуре волос.

Дети и соли тяжелых металлов: риск отравления

Такие металлы и их сплавы, как алюминий, медь, ртуть и свинец – это соединения, с которыми родители знакомы, но ассоциируются они не со здоровьем собственных детей, а с такими вещами, как трубопровод или промышленность. Однако эти тяжелые металлы и их токсичные соли гораздо более распространены в окружающей ребёнка среде. Они могут накапливаться в организме, провоцируя хроническое отравление и поражение нервной системы. Различные состояния, начиная от СДВГ и других нарушений, вплоть до провокации аутизма и неоплазии, некоторые ученые связывают с чрезмерным накоплением солей тяжелых металлов. Между тем, иногда эти соединения поступают даже с питанием, теми продуктами, которые родители традиционно считают полезными и активно кормят ими малышей и детей постарше. Поговорим подробнее о данной проблеме.

Меню ребенка в 8 месяцев

Что можно уже давать ребенку в восемь месяцев, а что пока не рекомендовано: рекомендации экспертов ВОЗ и Союза педиатров России

Внимание родителей к проблемам малышей

Большинство из родителей вполне может противостоять негативному воздействию химических веществ или попаданию в организм солей тяжелых металлов, провоцирующих отравление и проблемы со здоровьем. Но если в месте проживания повышен уровень токсичных соединений или подрастающие дети имеют аномалии конституции или некоторых болезни почек или печени, у них могут возникнуть проблемы со здоровьем. Не всегда симптомы отравления солями тяжелых металлов очевидны.

Зачастую эти проблемы едва уловимы или родители обвиняют в проблемах здоровья малышей иные факторы (аллергию, пищеварительные расстройства). Усталость может быть симптомом разных патологий, как и нарушения памяти у детей. Если родители начинают замечать последовательную картину необычного поведения или возникновение тревожных симптомов, они должны посетить врача и провести полное обследование малыша. Какие же металлы чаще всего провоцируют отравление или вредят ребёнку иным образом?

Свинец и его соли: риск отравлений

Свинец и его соли: риск отравлений

Свинец является одним из самых проблемных и широко распространенных тяжелых металлов. Хотя были предприняты усилия по удалению свинца из окружающей человека среды, этот металл и его соли по-прежнему является обычным делом. Причиной хронических отравлений соединениями свинца, связанных с его постепенным накоплением в теле детей, могут стать краска на стенах в старых домах или водопроводные трубы, почва и воздух, в последние десятилетия загрязненные продуктами сгорания бензина. В последнее время появились сообщения о том, что высокое содержание солей свинца было обнаружено в импортных, игрушках и спортивных товарах, с которыми дети контактируют часто и длительно.

Проблема со свинцом заключается в том, что он мешает функционированию головного мозга. В результате формируются смены настроения, судороги, могут возникнуть нарушения обучения и даже умственная отсталость. Некоторые общие симптомы отравления свинцом – головные боли, потеря аппетита, боли в животе, тошнота, усталость и рвота.

Алюминий: влияние на детское здоровье

Алюминий опасен для детского здоровья, потому что он может накапливаться в мозге, в таких органах, как печень и почки, а также костях и мышцах. Признаки отравления алюминием – это гиперчувствительность к свету, шуму и температуре, мышечная слабость, боль в костях и замедленный рост. Есть данные о том, что болезнь Альцгеймера тоже связана с повышенной концентрацией алюминия в мозге.

Некоторыми наиболее распространенными источниками алюминия являются некоторые препараты, кухонная утварь, включая формы для выпечки, алюминиевая фольга, разрыхлитель, губная помада, колодезная вода, воздух мегаполисов, промышленная пыль и почва. Наиболее опасны регионы, где имеются комбинаты по переработке алюминия.

Ртуть: опасные продукты питания

Среди многих других, ртуть выделяется особенно. Это опасный тяжелый металл, имеющий жидкую консистенцию и легко испаряющийся. Она концентрируется в нервах, мозге, печени и почках детей. Чрезмерное накопление ртути в детском организме может привести к психическим расстройствам, таким как нарушение концентрации и потери памяти, повреждение нервов и проблемы со щитовидной железой. Воздействие ртути может быть вызвано контактом с приборами (ртутные градусники и тонометры), лампами, заполненными ртутью, а также потреблением опасного питания. Последнее наиболее тревожно.

Более всего ртуть накапливают такие продукты питания, как морская рыба и морепродукты, вылавливаемые в загрязненных прибрежных холодных морях. Большинство из родителей недооценивает количество ртути, которое может содержать питание, и какой объём металла может проникать в организм малыша при употреблении такой рыбы.

Беременные женщины, кормящие мамочки и дети должны быть ограждены от опасной пищи. Важно всегда знать, какие виды рыбы и сколько ее по объёму может употреблять безопасно. Питание этих категорий должно исключать такие виды рыбы как тунец, меч-рыба, плиточник, акула и королевская скумбрия.

Медь: чем она опасна детям?

Медь: чем она опасна детям?

Хотя организму нужна медь, слишком большое ее количество может быть весьма вредным для детей. Вот почему родители должны быть обеспокоены избыточным потреблением этого микроэлемента и тяжелого металла.

Симптомы избытка меди включают головные боли, бессонницу, депрессию, нарушения обучения и усталость. Самым распространенным источником меди в повседневной жизни сегодня является вода, проходящая через медные трубы. Хотя это не единственный источник, поскольку медь может также поступать через посуду, с выхлопами производств.

Чтобы избежать избыточного воздействия меди на детей, нужно избегать водопроводной воды, медной посуды и попытаться есть как можно больше органических продуктов. Избыток меди может определяться в моче, волосах и крови.

Что могут сделать родители?

Важно избегать постоянного контакта с источниками тяжелых металлов, пить только очищенную, фильтрованную воду, чаще пребывать на свежем воздухе, выбирать жилье для семьи подальше от крупных предприятий.

Стоит избегать продуктов животного происхождения со стихийных рынков, таких как обычное мясо, рыба и молочные продукты. Они могут быть выращены в опасных районах, и соли тяжелых металлов концентрируются в мясе и молоке, яйцах.

Источник https://www.mediasphera.ru/issues/sudebno-meditsinskaya-ekspertiza/2012/6/030039-4521201266

Источник https://medaboutme.ru/articles/deti_i_soli_tyazhelykh_metallov_risk_otravleniya/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *